May. 7th, 2012

akvalang58: (Вечная память)
Я не видел
Как гибла бригантина
На глубине 
Не чувствуешь волн
Когда мы всплыли
Я увидел обломки
Их было много
Очень много
И я подумал
Откуда столько
Ведь она была
Такой маленькой
И ещё этот
Пустой
Спасательный круг
С твоим именем
Я закрыл глаза
И снова ушёл
В воду
В тихий мир
Где нет шторма 
Нет смерти
Нет воздуха
Нет тебя
Тебя нет
Нет

Хрень.

May. 7th, 2012 12:46 pm
akvalang58: (велик и могуч)
Географ глобус пропил
До самого до дна
Красного сухого
Географичного вина.
akvalang58: (Default)
Какого баклажана?
Какого и кого?
И синеньких...
И красненьких...
И беленьких его...
akvalang58: (Default)


П
иво, Вена, Зенит!
Снова, Кристалл, ебит...
akvalang58: (Default)
Чтобы не было поздно, помните это всё:


Жить как живется – тихо, не хуже прочих; шить и стирать, не уметь говорить навзрыд. Танечка, Павлова внучка, Петрова дочка, девочка-девочка, что у тебя болит? – Не болит ничего, не тянет ни справа, ни слева, - кроме мальчика, спавшего в теплом лесу подо Ржевом, в небо лицом, головой на брусничной кочке, я ведь тогда и вправду решила – спит… Я ведь тогда говорю – отдыхай, хороший, сил набирайся, ты у меня один… Я ведь уже решила, что будет сын, что сероглазый, что назовем Алешей…

Ничего не болит, только, знаешь, самую малость – я ведь Тебе про каждого рассказываю по утрам: плачу, что никого у меня не осталось, никого на свете, а они все зовут – сестра… Скажут: не плачь, сестричка, попей водички, вытрись косынкой, снимай сапоги – и спать. У девочек на войне то жених, то батя; ждать остальных – никакого сердца не хватит. А у меня было столько братьев –
на пальцах не сосчитать.
Было; а остальное уже не важно – мне ведь недолго осталось глядеть им вслед. Господи, знаешь, только одно мне страшно: вот как помру я, а Пашке-то двадцать лет… Думает, я приду к нему молодая, в платьице новом, а я –то совсем седая, старая стала, не узнает меня, поди…

…Девочка-девочка, ты на себя погляди! Видишь – как смоль косички и ручки-спички, девочка Танечка, ласточка, медсестричка, платье в горошек, в лаковых босоножках, все на вокзал сегодня – и ты иди.
Вот тебе рай – беги, раскрывай объятья: едут, глядят из окон все твои братья, машут тебе руками, а впереди – там впереди, родная моя, слыхала? – Пашка, внук Алексеев и сын Михайлов, все перешел без страха – войну, беду ли, вышел на станции, ждет тебя молодую, стриженый и белозубый, живой, без пули в груди.
akvalang58: (Настольная рыба)
Вас не так уж много, чтобы нельзя было именно так обозначить нашу общность.
Вот я иногда тискаю в журнале чужие стихи.
И жду.
Как оно в вас отзовётся, блин.
А оно чаще всего никак не отзывается.
А это вроде как щуп лунохода.
Щупаю вас , щупаю...
А вы как пыль да камень.
Я сам никогда не оцениваю чужие стихи.
Если только совсем напьюсь.
И тогда оцениваю совсем неправильно.
Даже если очень люблю.
И особенно если.
Но вот вы-то, вы!
Мои хорошие, трезвомыслящие!
Грамотно раскладывающие гекзаметры на ямбы.
Скажите хучь словечко для того, чтобы я знал, какой рейкой меряю я гармонию мироздания.
Я люблю поэтов.
Я люблю графоманов.
Среди колясочников есть олимпийские чемпионы.
Всё дело в том, что они одинаково бесстрашно штурмуют высоту.
Будьте так добреньки, говорите про стихи и нестихи.
Не стесняйтесь.
Это просто работа над техникой.
Но думайте о том, что за каждым словом - человек.
Человек и ГРАФОМАН.
Хорошая такая особь.

October 2012

S M T W T F S
  1 2 34 56
7 8 91011 1213
1415 16 17 18 1920
21222324252627
28293031   

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 06:56 pm
Powered by Dreamwidth Studios